Изменения в праве ведущих капиталистических государств

В странах, вступивших на путь интенсивного развития, прежде всего в ведущих капиталистических странах, в Новейшей истории происходило дальнейшее совершенствование права, выражавшееся в его приближении к адекватному отражению условий и требований своего времени и особенностям народов.

При сохранении важной регулирующей роли закона наблюдалось значительное увеличение удельного веса актов исполнительной власти. Декреты президентов и правительств, регламенты министерств, другие административные акты приобрели первенствующее значение в регулировании многих общественных отношений, что отразило ограничение законодательной функции парламентов в системе разделения властей. Вместе с тем, выражая невозможность регулирования законом всего многообразия возросшей сложности общественных отношений, повышается значение и судебной практики в качестве источника права.

В юридическом отношении наблюдалось значительное усложнение права, его нормы дифференцировались, приобретая более узкую направленность, резко увеличился объем права. Сохранялись, но значительно ограничивались классические принципы права – равенство сторон в договоре, наиболее абсолютное право частной собственности, незыблемость договора.

Изменения затронули правовое положение субъектов права. Преодолевая отголоски прошлого, в частности неравенство в гражданских, политических правах мужчин и женщин, выделялось и подчеркивалось приоритетное значение прав личности. Коллективизм в добуржуазном праве, сменившийся проявлениями крайнего индивидуализма, отчасти ограничивался социальными мотивами в праве, социально-правовой политикой государств.

Широкую регламентацию получил статус юридического лица. Различались юридические лица частного права, деятельность которых определялась преимущественно диспозитивными нормами гражданского права, и юридические лица публичного права (государственные органы, казенные предприятия), создание, функционирование, ликвидация которых определялись, прежде всего, императивными нормами публичного права. Особое внимание уделялось регламентации правового положения акционерных обществ.

Значительные изменения произошли в сфере гражданского права. Так, обращает на себя внимание дифференциация в рамках единого права собственности. Еще в XIX в. во Франции в праве собственности на землю, установленном Кодексом Наполеона, в качестве особого объекта собственности были выделены земельные недра. В последующее время отдельным объектом собственности стала движущая сила воды. Выделяются особые права собственности на сельскохозяйственные угодья и несельскохозяйственные земли, в том числе особо – на городские земли, морские и речные берега, леса и т. д.

Самостоятельное правовое регулирование получает большое количество форм торговой, промышленной, интеллектуальной, семейной, сельскохозяйственной и других форм собственности. Возникают совершенно новые объекты права собственности, например атомные объекты. С появлением возможности пересадки органов одного человека другому появляется право собственности человека на части его тела. Кроме дифференциации права собственности по объектам имеет место дифференциация по субъектам права – публичная собственность (государственная, национальная, церковная, региональная, муниципальная и др.).

Государственная собственность, в свою очередь, подразделяется на строго публичную, исключенную из оборота (военные базы, морские берега, некоторые недра и др.), и государственную собственность, находящуюся в рыночном обращении. Частная собственность подразделяется на собственность физических лиц, акционерных обществ, кооперативов, общественных организаций и т. д. Процесс интеграции в праве собственности проявляется, в частности, в наметившемся сближении форм частной и публичной собственности.

Более непосредственно выделенные выше изменения в гражданском праве буржуазных государств определялись, например, развитием инфраструктуры, экологическим кризисом, процессом урбанизации и др.

Крупное, выделяющееся изменение в праве собственности составлял отход от такого классического принципа буржуазного права, как наиболее абсолютное право индивидуальной частной собственности. Оно подвергалось существенным ограничениям. Тенденция ограничения права собственности наметилась еще в XIX в. Во Франции собственник земли ограничивался в праве собственности на ее недра, позже – на движущую силу воды, лишался права запрещать полеты летательных аппаратов над своим участком, иметь насаждения (около аэродромов), мешающие таким полетам, не мог запретить прокладку линий связи под своим участком. В Веймарской конституции 1918 г. можно прочесть: «Собственность обязывает. Владение ею должно быть в то же время служением общему благу».

Конституция предусматривала возможность принудительного отчуждения собственности «для общего блага» и на «законном основании». Устанавливалось и право государства принудительно отчуждать частные предприятия без вознаграждения или «в случае настоятельной необходимости проводить объединение хозяйственных предприятий для общественных целей». Относительно земельной собственности Конституция предусматривала возможность принудительного отчуждения земли «для удовлетворения потребности в жилищах для содействия расселению, для сельскохозяйственной обработки». При этом обработка и пользование почвой рассматривались Конституцией как «обязанность по отношению к обществу». И в США право частной собственности ограничивается, например, антимонопольным законодательством. Все более широкое распространение получает зонированное регулирование земельной собственности. Законами и постановлениями местных властей устанавливается возможность принудительной продажи земли при наличии общественной необходимости и за справедливую компенсацию.

Вмешательство государства в отношения собственности выражалось и в непосредственном государственном регулировании производства, финансов, торговли (преимущественно в годы войны и кризисов) или при посредстве финансовых рычагов. В ряде стран за счет средств налогоплательщиков и путем национализации создаются мощные государственные секторы экономики.

Следует иметь в виду и тот факт, что право собственности нередко, например в акционерных обществах, отделяется от управления, которое поручается менеджерам. Изменения и ограничения в праве частной собственности в Новейшей истории позволяют говорить об укреплении в праве «социальных мотивов», об ограничении его строго индивидуалистического характера и даже, не без некоторого основания, о «перерождении» права собственности в «социальный институт». Вместе с тем нельзя не учитывать значительное увеличение объема частной собственности в промышленно развитых странах.

В странах бывшего социалистического лагеря в связи с разрушением общественной, государственной собственности наблюдалось возрождение частной капиталистической собственности. При контролирующей роли государства расширены позиции частной собственности и в КНР.

Частная собственность признавалась важнейшим стимулом и наиболее эффективным средством экономического развития. Лишь в экстремальных условиях, для преодоления противоречий, сложностей и трудностей цивилизованного развития, для сосредоточения сил и средств на решающих участках используется централизующая сила государственного регулирования.

Отход от классических принципов права наблюдался и в сфере обязательственного права. Наряду с наполнением новым содержанием старых обязательств и появлением новых имело место, например, ограничение принципа равенства сторон в договоре в так называемых формулярах, иначе в договорах присоединения.

Еще в XIX в. вводятся твердые транспортные тарифы для перевозки грузов и пассажиров. Но в XX в. необходимость унификации договорных отношений привела к появлению большого числа формуляров, в которых условия договора определялись одной стороной – крупной компанией, предоставляющей товары или услуги. Потребитель (другая сторона в договоре) вынужден был лишь соглашаться с предложенными условиями, что ставило его в неравное положение с составителем формуляра, нарушало принцип равенства сторон, а во многом и свободы договора (когда потребитель не мог отказаться от заключения договора). Все же рядом законодательных актов (в США законом 1975. г., в Англии законом 1977 г.) были установлены правила, ограничивавшие возможность включения в формуляры «несправедливых условий», односторонне выгодных экономически сильной стороне. Эти цели преследовало и антимонопольное законодательство. Наиболее резко ограничение свойств договоров наблюдалось в период мировых войн и экономического кризиса 1929–1930 гг. (государственное регулирование цен, распределение сырья, рабочей силы, ограничение свободы выбора контрагентов и т. п.).

Ограничению подвергся и принцип незыблемости договора. Резкое изменение хозяйственной обстановки, вызванное Первой мировой войной, сделало невозможным исполнение целого ряда договорных обязательств. Изменение условий, расторжение таких договоров стало неизбежным, что и получило закрепление в судебной практике и законодательстве. Во Франции законами 1916, 1922 гг. чрезвычайный рост цен на материалы и рабочую силу был признан достаточным основанием для расторжения договора или его изменения и установления новых условий. Учения о «непредвиденных обстоятельствах», «непреодолимой силе» стали использоваться в качестве обоснования ограничения принципа незыблемости договора. В США в этих же целях использовалось учение о «подразумеваемых условиях», исходившее из фикции наличия в договоре молчаливого соглашения об освобождении должника от ответственности за обстоятельства, возникшие без его вины и сделавшие невозможным исполнение договора. Также и Германское гражданское уложение предусматривало возможность пересмотра условий договора в соответствии с изменившимися условиями. Естественно, что в разрешении таких конфликтов, ввиду большой неопределенности «изменившихся условий», значительно возросла роль суда.

Как и применительно к другим отраслям, всестороннее и полное освещение уголовного, уголовно-процессуального права XX в. составляет содержание работ о современном праве, тогда как в истории государства и права выделяются лишь наиболее общие черты и особенности, характеризующие определенный этап их развития.

В истории уголовного права XX в. следует, прежде всего, выделить либеральную тенденцию, более четко проявившуюся в смягчении мер наказания за ряд деяний, признаваемых преступными. В частности, это отмена в некоторых странах и штатах США смертной казни. Упрочение демократических начал обнаруживается в переработанном в 1948 г. Уголовном кодексе США, та же тенденция проявлялась и в уголовных кодексах отдельных штатов, например штата Нью-Йорк. И в Уголовном кодексе Франции 1994 г., наряду с усилением борьбы с социально опасными преступлениями, сохраняется гуманистическая направленность уголовного права.

Вместе с тем в уголовном и уголовно-процессуальном праве четко представлена и тенденция расширения сферы действия уголовного закона и уголовного наказания, подчас значительного ограничения процессуальных прав обвиняемого, что наблюдалось в периоды войн и революций, во время «холодной войны», а также в связи с ростом преступности. Так, в США в период «холодной войны» принимается закон Маккарэна—Вуда (Закон о контроле над подрывной деятельностью), в котором содержались нормы, ограничивавшие права граждан, что позже был вынужден признать и Верховный суд США. Закон 1984 г. о контроле над преступной деятельностью предусматривал усиление уголовной репрессии по отношению к лицам, совершившим наиболее тяжкие преступления (терроризм, сбыт наркотиков и т. д.).

Реакционный террористический характер имело уголовное законодательство фашистской Германии («Против коварных посягательств на государство и партию», «О защите немецкой крови и чести» и др.). Концлагеря, газовые камеры, истребление сотен тысяч людей определяли карательную политику Германии того времени.

Либеральная тенденция сохранялась и в уголовно-процессуальном праве, например, в странах западной демократии. Здесь действовали и действуют состязательный и смешанный (состязательно-обвинительный) формы уголовного процесса. В англосаксонских странах (Англия, США) имеет место состязательный процесс, в котором стороны (обвинитель и обвиняемый) формально равны в своих процессуальных правах. Процесс происходил в виде состязания сторон, причем бремя доказывания возлагается на обвинителя. Суд оценивает доказательства и выносит вердикт о виновности или невиновности обвиняемого по внутреннему убеждению.

В смешанном процессе (Франция, Германия и др.) подчеркивается «публичный интерес», а потому предусматривается большая активность государственных органов. Например, полиция, даже до возбуждения уголовного дела и вне рамок строгой процессуальной формы, может проводить задержание подозреваемых и свидетелей; осуществлять их допрос; производить обыски, выемки и т. д. За собранными таким образом сведениями признается доказательственная сила. Считалось, что отрицательные следствия отхода от принципа состязательности на стадии предварительного расследования нейтрализуются дополнительным контролем. Что же касается судебного разбирательства при смешанной форме процесса, то оно в основном такое же, как и в состязательном процессе (состязательность, гласность и т. д.).

Похожие статьи

Рассчитать стоимость